Ложь, дьявольская ложь и ложь «Монсанто»

Июнь 6, 2013 Комментарии к записи Ложь, дьявольская ложь и ложь «Монсанто» отключены

Фонд Рокфеллера тщательно подготовил маркетинг в СМИ и пропагандистские доводы в пользу быстрого распространения генетически спроектированных зерновых культур. Один из его главных аргументов будет утверждать, что глобальный прирост населения в ближайшие десятилетия перед лицом постепенного истощения лучших почв в мире от сверхкультивирования потребовал нового подхода к питанию планеты.

Президент Фонда Рокфеллера Гордон Конвэй выпустил публичный призыв ко второй Зеленой революции, как он называл Генную революцию. Он утверждал, что зерновые культуры ГМО необходимы, «чтобы в следующие 30 лет нарастить производство пищевых продуктов.., чтобы не отставать от роста населения», оценивая, что у мира будут «дополнительные 2 миллиарда ртов… к 2020 году». Конвэй далее утверждал, что зерновые культуры ГМО решат проблему увеличения урожая зерновых на ограниченных площадях и тем самым позволят «избежать проблем злоупотребления пестицидами и удобрениями».

Эта тщательно сформулированная подача для зерновых культур ГМО была принята на вооружение Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО), Всемирным банком, Международным валютным фондом и ведущими защитниками генетически модифицированных семян, особенно самими конгломератами-производителями семян, чтобы оправдать свое существование. Если вы выступали против распространения семян ГМО, вы де-факто поддерживали геноцид бедных в мире. По крайней мере, в этом было незавуалированное послание ГМО-лобби.

Обещали ли зерновые культуры ГМО большие урожаи с гектара, было также очень сомнительно. Несмотря на большинство совместных усилий компаний агробизнеса ГМО и их финансово зависимых университетских исследователей, в прессу начали просачиваться свидетельства, предполагающие, что эти хваленые урожаи ГМО оказались совсем не тем, что ожидалось.

В ноябре 2004 года доклад Сети обеспокоенных фермеров в Австралии пришел к выводу, что в случае посевов генномодифицированной канолы

«не очевидно, что ГМО канола плодоносит больше, но есть свидетельства, что меньше. Хотя «Монсанто» говорит в рекламе о сорокапроцентном увеличении урожая устойчивой к «Раундап» канолы, ее наилучшие [результаты, указанные] на их веб-сайте для австралийских тестовых урожаев показывают, что урожаи на 17% меньше, чем наш средний национальный показатель. Тесты на урожайность «Байер КорпСайенс» также не хороши в сравнении с не ГМО-сортами».

Ассоциация почвоведения в Великобритании выпустила в 2002 году доклад, озаглавленный «Семена сомнения», основанный на обширном исследовании материала фермеров США, которые использовали генетически модифицированные семена. Этот доклад — одна из немногих доступных независимых оценок — пришел к выводу, что вместо того, чтобы повысить урожаи, «ГМО-соя и кукуруза ухудшили ситуацию».




Опираясь на шестилетний опыт выращивания ГМО, исследование показало, что существовала реальная причина, чтобы поднять тревогу по поводу увеличивающейся зависимости фермера от генетических зерновых культур. Исследование сообщило об анализе университетского экономиста из Университета Айовы Майкла Даффи, который обнаружил, что, принимая во внимание все факторы производства, «устойчивая к гербициду ГМО-соя требует больше денег на акр, чем не генномодифицированная».

В Аргентине и Бразилии исследования подтверждали появление устойчивых к глифосату «суперсорняков», которые были непроницаемы для нормальных доз глифосатного гербицида «Монсанто» «Раундап». Для борьбы с разрушительными сорняками, угрожающими полям устойчивой к «Раундапу» ГМО-сои, требовалось дополнительное использование других гербицидов. В одном случае в южной Бразилии, куда аргентинские ГМО-семена были незаконно ввезены контрабандой, развился сорняк, который не уничтожался любыми дозировками глифосата, называемого в Бразилии «корда-де-виола». Только после добавления классического гербицида компании «Дюпон» сорняк был окончательно уничтожен. Это. явление стало столь распространено на уязвимых полях ГМО-сои, что возник новый растущий сегмент для «Дюпон» и других производителей гербицида — изобретение, патентование и производство химических добавок к глифосату. Утверждения ГМО-индустрии, что резко снизилась потребность в гербицидах, оказались доказуемо ложными.

Результаты для генетически модифицированной Bt-кукурузы, высеянной в Соединенных Штатах, были немногим лучше. Доктор Чарльз Бенбрук из Северо-Западного Центра науки и политики окружающей среды в Айдахо, используя правительственные данные Министерства сельского хозяйства США при подробном анализе экономики Bt-кукурузы, обнаружил, что «в 1996-2001 годах американские фермеры заплатили по крайней мере 659 миллионов долларов ценовых премий, чтобы высаживать Bt-кукурузу, повысив свои урожаи только на 276 миллионов бушелей и выручив на 567 миллионов долларов больше. Практический результат от выращивания Bt-кукурузы для фермеров — чистый убыток в 92 миллиона долларов (около 1,31 доллара за акр)».

Другая главная утечка в доходе фермеров, заключает исследование, — очень высокие платежи, которые фермеры должны платить «Монсанто», «Дюпон» и другим компаниям-производителям семян за их семена. Значительная стоимость была «платой за технологии», взыскиваемой конгломератами-производителями семян, якобы, для возмещения своих высоких научно-исследовательских затрат.

Затраты на семена, как правило, составляли 10% нормальных издержек производства зерна. Семена ГМО были значительно более дороги из-за добавленной платы за технологии. Исследование пришло к выводу, что с платой за технологии «семена ГМО стоят на 25-40% дороже не генномодифицированных семян. Для Bt-кукурузы, например, этот сбор обычно был 8-10 долларов на акр, приблизительно на 30-35% выше, чем не генномодифицированные сорта, и даже мог доходить до 30 долларов на акр. Устойчивая к гербициду «Раундап» ГМО-соя может иметь технологический сбор приблизительно 6 долларов на акр». Кроме того, контракт запрещал фермерам под угрозой серьезного штрафа многократное использование части уже выращенных семян на следующий год для посева — еще одна дополнительная издержка.

«Монсанто» и биотехнологические гиганты-производители семян утверждали, что более высокие урожаи более чем скомпенсируют эту добавленную стоимость. Более высокие урожаи были, предположительно, главной выгодой от посевов семян ГМО. Однако устойчивая к гербициду «Раундап» ГМО-соя и устойчивый к тому же гербициду «Раундап» рапс дали в среднем более низкие урожаи, чем традиционные сорта, и хотя генетически спроектированная Bt-кукуруза все же показала небольшое увеличение урожая в целом, этого было недостаточно за весь период, чтобы покрыть более высокие издержки производства, заключил доклад «Семена сомнения».

Входя в дальнейшее противоречие с утверждениями, что зерновые культуры ГМО требовали значительно меньше химических удобрений (аргумент, используемый, чтобы заставить замолчать оппонентов-экологов), это исследование обнаружило, что устойчивые к гербициду «Раундап» соя, кукуруза и рапс, «главным образом, привели к увеличению использования агрохимии», то есть больше тонн пестицида и гербицида на акр, чем для обычных сортов тех же самых зерновых культур.

Исследование приходит к выводу:

«В то время, как есть некоторые фермеры, выращивающие зерновые культуры ГМО, которые оказались в состоянии сократить свои издержки производства или увеличить урожаи с зерновыми культурами ГМО, кажется, что для большинства производителей их издержки едва ли окупились из-за выплат за технологии и более низких рыночных цен, а также более низких урожаев и более высокого использования агрохимии для определенных зерновых культур ГМО».

Другие многочисленные исследования подтвердили, что зерновые культуры ГМО требуют не меньше, но, как правило, больше химических гербицидов и пестицидов после одного или двух сезонов, чем обычные, не ГМО зерновые культуры. Даже американское Министерство сельского хозяйства признало, что заявленные свойства ГМО не имели отношения к действительности.

«Применение биотехнологиий в настоящее время, наиболее вероятно.., не увеличивает максимальные урожаи. Нужны более фундаментальные научные прорывы, если мы хотим наращивать урожаи».

Исследование доктора Чарльза Бенбрука, основанное на официальных данных Министерства сельского хозяйства США, показало, что далекое от использования меньшего количества пестицидов «засеивание 550 миллионов акров генетически спроектированными кукурузой, соей и хлопком в Соединенных Штатах с 1996 года увеличило использование пестицидов примерно до 50 миллионов фунтов».

Главной причиной этого увеличения, по утверждению исследования, был «существенный рост» использования гербицида на «устойчивых к гербициду» (то есть генетически модифицированных) зерновых культурах, особенно соевых бобах, подобно результатам, подтвержденным на всех соевых ГМО-полях в Бразилии и Аргентине. Наблюдался значительный рост использования гербицида на зерновых культурах ГМО по сравнению с акрами, засеянными обычными сортами растений. «Устойчивые к гербициду» растения были генетически модифицированы, чтобы гарантировать отсутствие выбора у тех, кто их выращивает, кроме как использовать гербициды тех же самых компаний.

Фермеры США, где зерновые культуры ГМО высаживались в течение многих лет, вдруг обнаружили, что появились устойчивые к гербициду сорняки, что требовало дополнительного использования других гербицидов в дополнение к ГМО-специфичным маркам, таким как «Раундап» «Монсанто». В случае ГМО-кукурузы нашествие сорняков потребовало дополнительного использования химического гербицида атразин, одного из самых ядовитых среди существующих ныне гербицидов, чтобы справиться с сорняками. Много независимых специалистов по зерну и фермеров предсказывали неизбежную опасность возникновения суперсорняков и Bt-стойких вредителей, которые смогут угрожать всему урожаю.

Все более и более становилось очевидным, что аргументация в пользу широко распространенного коммерческого использования генетически спроектированных семян в сельском хозяйстве была основана на фундаменте научного мошенничества и корпоративной лжи.




Related Posts

Comments are closed.