От евгеники к генетике

Май 24, 2013 Комментарии к записи От евгеники к генетике отключены

Коллега Эрнста Рюдина доктор Франц Дж. Каллман был немецким ученым, который уехал из Германии в 1936 году, когда обнаружились его еврейские корни. После войны он помог реабилитировать немецкого евгениста Отмара Фрайхера фон Фершуера, придал ему респектабельности и обеспечил хороший прием в американском научном сообществе. Энтузиазм Каллмана по поводу евгеники никоим образом не был расхоложен его собственным опытом нацистского преследования евреев. В дополнение к чтению лекций в Университете Колумбии Каллман был генетиком-психиатром в Институте психиатрии в штате Нью-Йорк, а в 1948 году стал президентом новой евгенической организации — Американского Общества генетики человека. В нью-йоркском Институте психиатрии Каллман продолжал те же самые исследования в генетической психиатрии, которыми он занимался с Рюдином в Германии.

Каллман был обстоятельным пропагандистом практического устранения или принудительной стерилизации шизофреников. В 1938 году уже в Соединенных Штатах он написал в статье, переведенной в «Новостях Евгеники» Фредерика Осборна, что шизофреники были «источником трудноперевоспитуемых аферистов, асоциальных эксцентриков и самого низкого типа преступников». Он требовал принудительную стерилизацию даже здорового потомства шизофреничных родителей, чтобы убить эту генетическую линию. [140]




Выбор термина «генетика человека» отражал попытку замаскировать евгеническую повестку дня новой организации. Большинство его членов-учредителей было одновременно членами американского Общества евгеники Фредерика Осборна. К 1954 году его старый друг фон Фершуэр также стал членом этой большой счастливой семьи евгеники. Американское Общество генетики человека Каллмана скоро получило под контроль всю медицинскую евгенику, признанную американской Медицинской ассоциацией как законная медицинская область.

Американское Общество генетики человека Каллмана позже стало спонсором Проекта генома человека. Многомиллиардный проект обрел офисы в том же самом центре Колд-Спринг-Харбор, который Рокфеллер, Харриман и Карнеги использовали для своего печально известного Бюро исследования евгеники в 1920-х. Генетика, как было определено Фондом Рокфеллера, стала новым лицом евгеники.

Пока Джон Д. — третий наносит на карту планы глобального истребления населения, в последующие за кризисами 1960-х и 1970-х годов десятилетия его братья Нельсон и Дэвид будут заняты деловой стороной обеспечения Американского века. Американское сельское хозяйство сыграет решающую роль в этом проекте, и развитие генетической биотехнологии сведет различные усилия семьи в последовательный план относительно глобального продовольственного контроля способами, просто невообразимыми для большинства.

Grose, Peter. Continuing the Inquiry: The Council on Foreign Relations from 1921 to 1996. New York: Council on Foreign Relations Press, 1996. P. 23-26. В этом официальном документе Группы по изучению вопросов войны и мира написано: «Более чем за два года до нападения японцев на Перл Харбор исследовательская группа Совета начала работу над предвидением того, кто будет доминировать в жизни мирового сообщества на долгие годы вперед». Помня о проводящемся исследовании, они понимали роль Совета в формировании национальной политики. 12 сентября 1939 года, когда нацистская Германия вторглась в Польшу, члены Совета по международным отношениям Гамильтон Фиш, Армстронг и Мэллори садились на поезд до Вашингтона, чтобы встретиться с советником госсекретаря Джорджем Мессершмитом. В то время Государственный департамент располагал лишь очень небольшими ресурсами для изучения, политического планирования и инициатив. В таких делах кадровые дипломаты в канун Второй мировой войны были едва ли более состоятельными, чем их предшественники времен вступления Америки в Первую мировую. Члены Совета предложили следующее: программу независимого изучения и анализа того, чем должна руководствоваться американская внешняя политика в предстоящие военные годы и период сложных взаимоотношений в новом мире, который наступит после войны. Проект стал известен под названием «Группа по изучению вопросов войны и мира». «Это чрезвычайно секретная работа, — писал Исаак Боуман, — потому что весь план будет «похоронен», если станет известно, что Государственный департамент сотрудничает с какой-то внешней командой». Фонд Рокфеллера согласился финансировать проект, сначала, правда, неохотно, но, убедившись в его значимости, выделил 350 тысяч долларов США. В следующие пять лет в работе Группы приняли участие почти 100 человек, которые разделились по четырем функциональным областям на команды: экономика и финансы, безопасность и вооружение, территории, политика. Эти команды встречались более 250 раз, обычно в Нью-Йорке, после обеда и поздно ночью. Они составили 682 меморандума для Государственного департамента, которые имели гриф «секретно» и были доступны только вполне определенным правительственным подразделениям».




Related Posts

Comments are closed.